1 августа началась Первая Мировая Война. В считанные дни был оккупирован Люксембург, большая часть Бельгии, началось наступление во Франции. 17 августа Россия открыла Восточный фронт. Русский генералитет принял решение о начале двух операций: Восточно-Прусской и Галицийской. Мы когда-то рассматривали их: в первой русские изначально имели успех, но, в последний момент, Гинденбург выбил победу из наших рук, на юге такого не произошло: русские войска вышли практически к Карпатам, в последствии произошло несколько сражений на территории Польши,. На этом и закончился 1914 год: австрийская армия была разгромлена, Турецкие амбиции (о них мы поговорим в следующей части) были свёрнуты, а гордые германцы с одной стороны, разбили нас в восточной Пруссии, взяли под контроль часть Западной Польши, с другой стороны, не достигли никаких своих целей на востоке и к тому же оставили часть своей территории. К началу 1915 года обе стороны жаждали новых побед, началось Мазурское сражение.

В нашем генеральном штате, несмотря на затишье, все ещё горели желанием похода на Берлин и Будапешт, для чего было необходимо сломить немецкое сопротивление в Восточной Пруссии, во-первых, и закрепиться на Карпатах, во-вторых. Если со второй целью Брусилов вполне справился, то первая цель все ещё не была достигнута. Для её выполнения готовили новое наступление, которое должны были вести 12-я армия генерала Плеве (вновь сформированная, на её плечи возлагалось нанесение главного удара) и 10-я армия Сиверса (фланговое обеспечение). Немцы же готовили на Востоке основной удар, планируя сокрушить Россию в 1915 году, а первым шагом для достижения этой цели было вытеснения русских из Восточной Пруссии. Гинденбург планировал, как и всегда, окружить, на этот раз 10-ю армию Сиверса путем нанесения удара с севера силами 10-й армии Эйхгорна и с запада 8-й армии Фон Бюлова.

Первой боевые действия начала наша 10-я армия, в январе подойдя к линии Мазурских болот, но немцы организовали отличную оборону: во-первых, русская армия хоть и имела численное преимущество (против 170 тысяч человек немцы имели только 100 тысяч), она растянулась в одну линию на 180 км фронта, в то время как немцы находились на укреплённых позициях с непроходимыми болотами и лесами на флангах; во-вторых, немцы имели густую сеть железных дорог, делающую их войска более мобильными, и, в-третьих, морально немцы были более подготовленны к сражению – они защищали свою родину, в отличие от нас. К тому же Гинденбург начал переброску сил в Восточную Пруссию, сформировав в скором времени практически двухкратное преимущество над нашей армией.

8 февраля уже немцы перешли в наступление. 10-я германская армия двигалась во фланг и тыл нашей 10-й армии. Первой на себя принял удар 3-й корпус Епанчина, под воздействием трехкратного превосходства противника (против него наступала целая армия) он отступил, обнажив правый фланг 20-го корпуса Булгакова, в скором времени отступил и 26-й армейский корпус Генгросса обнажая уже левый фланг корпуса Булгакова, судьба которого была предрешена. На крайне левом же фланге русской 10-й армии 3-й Сибирский корпус Радкевича все ещё держался, отражая атаки превосходящих частей противника. Через несколько дней после начала сражения 20-й корпус, находящийся уже в полном окружении, получил приказ об отступлении. Поведя лично свой корпус, Булгаков отчаянно бил немцев, 21-й германский корпус был растерзан, однако и наши войска были полностью разбиты, но зато как! Например 27-я дивизия оказала героическое сопротивление, порядка 8 тысячи человек под Липском была полностью перебиты, даже раненые предпочитали смерть плену, унося с собой сколько можно больше немцев. Германский генерал в обращении взятых в плен раненых и контуженых русских офицеров заявил: «Все возможное в человеческих руках вы, господа, сделали: ведь, несмотря на то что вы были окружены (руками он показал полный охват), вы все-таки ринулись в атаку навстречу смерти. Преклоняюсь, господа русские, перед вашим мужеством». Действия 20-го корпуса парализовали немецкое наступление на Гродно, по сути, сорвав немецкое наступление 1915 года с самого его начала. 26 февраля операция закончилась, с нашей стороны потери составили 56 тысяч, немцев – всего 16 тысяч.


Пауль фон Гинденбург (слева) и Эрих Людендорф (справа) в штабе во время Первой мировой войны

Ценой корпуса Булгакова удалось спасти 10-ю армию: она не только более менее успешно отошла на нашу территорию, но и остановила немцев. Восточная Пруссия была окончательно оставлена, также были оставлены и Сувалки, а вместе с этим похоронена идея похода на Берлин. Тем временем, на Нареве уже началось Праснышское сражение, благодаря успеху которого нам удалось частично восстановить утраченные позиции, но о нем мы поговорим в следующих частях.

Автор статьи: Назар Голубцов

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *