1 августа началась Первая Мировая Война. В считанные дни был оккупирован Люксембург, большая часть Бельгии, началось наступление во Франции. 17 августа Россия открыла Восточный фронт. Русский генералитет принял решение о начале двух операций: Восточно-Прусской и Галицийской. Мы когда-то рассматривали их: в первой русские изначально имели успех, но, в последний момент, Гинденбург выбил победу из наших рук, на юге такого не произошло: русские войска вышли практически к Карпатам, разумеется, немцам это нравится не могло, обе стороны начали готовиться к важному сражению.

А местом этого сражения оказалась Польша: с середины сентября немцы начали переброску войск в район Ченстоховы из Восточной Пруссии, из которых была сформирована 9-я армия, командование которой на себя принял Макензен. Главной целью было нанесение удара в правый фланг русской армии, шедшей на юг, к Карпатам, а также занятие важного района на Висле с Варшавой и Ивангородом. Немногим позднее концентрацию войск противника на этом участке заметило и наше командование, начав стягивать 4-ю, 5-ю и 9-ю армии с реки Сан на Вислу южнее и севернее Ивангорода, а также 2-ю армию с реки Нарев в район Варшавы. Стоит отметить, что перегруппировка войск была проведена в кратчайшие сроки, что, тем самым, нарушило планы противника. В общем у наших войск было численное преимущество, практически двукратное: против более 300 тысяч человек мы выставили более 500 тысяч, однако, оно стало проявляться только по окончанию перегруппировки, к середине октября, изначально мы были в меньшинстве. 28 сентября Макензен начал наступление на Варшаву и Ивангород, к 8 октября выйдя к Висле и к устью реки Сан, через три дня он начал теснить русскую армию под Гройцами, расположенными всего за 30 км от Варшавы. На подмогу нашим солдатам подошла 1-я Сибирская стрелковая дивизия, но, несмотря на это, на следующей день немцы уже контролировали весь левый берег Вислы южнее Варшавы за исключением местности близ Ивангорода и плацдарма у Козенице. В последствии серьезные бои затянулись под Варшавой, немцы в некоторых местах находились уже за несколько километров до крепостных фортов, а тяжёлые снаряды достигали города, в связи с чем в Варшаве началась эвакуация.


К счастью, 9 октября генерал Иванов отдал приказ о начале наступления подоспевших 4-ой (в районе Ивангорода через Козеницкий плацдарм; командующий Эверт) и 5-ой (южнее Варшавы; командующий Плеве) армий. Гинденбург из-за всех сил пытался предотвратить форсирование реки, ввел в бой резервный корпус, но к 20 октября нам удалось переправить на левый берег Вислы два армейских корпуса (17-й и 3-й Кавказский), что окончательно нарушило планы Германии. Немцы перешли к обороне: Ивангородское направление заняла 1-я Австро-венгерская армия Данкля, а Гинденбург сосредоточился на Варшавском направлении, где ему следовало сдерживать наступление 2-ой русской армии. Австрийская армия по-своему поняла необходимость обороны и перешла в наступление на Козенецком плацдарме, с 21 октября, после предсказуемого разгрома она начала отступать в направлении Радома, её преследовала 4-я русская армия. Однако, это была не единственная проблема: мало того, что отступающая 1-я армия Данкля вскрыла брешь между собой и 9-й армией на севере, а также другими частями австрийцев на юге, тем самым дав возможность уже нашей 9-ой армии (командующий Лечицкий) ударить во фланг и тыл как по Макензену, так и по самому Данклю, так ещё и Гинденбургу пришлось поддерживать австрийцев резервами. Разумеется, после всего этого уже никакой речи о занятии Варшавы и Ивангорода не шло, 27 октября Гинденбург отдал приказ о прекращении сражения и об отходе на исходные позиции. Как в последствии напишет генерал Данилов «Мы одержали над нашими противниками, несомненно, очень крупную стратегическую победу… Стратегия сделала свое дело столь ярко, что немцы не осмелились принять решительного боя». Людендорф же отметит в этой операции выгодные для немцев последствия: «Благодаря октябрьской операции, мы выиграли время, но сама она не удалась». Отчасти это так, ведь началась зима, а к весне в нашей армии появился снарядный голод.

Наши войска в ходе этой операции потеряли больше 100 тысяч человек, такая же ситуация оказалась и у немцев. Несмотря на благополучный исход сражения для нас и появления переспектив похода на Берлин, последующие боевые действия в районе Лодзи окажутся далеко не в нашу пользу, перечеркнув все стремления к «быстрой войны до зимы». Но о Лодзи мы поговорим уже в следующем разделе.

Автор статьи: Назар Голубцов

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *