На 1916 год русские строили большие планы по освобождению ранее потерянных территорий. Отличился Юго-Западный Фронт, действиями которого летом 1916 года была освобождена Западная Волынь, занята Буковина и Восточная Галиция. На стороне Антанты в войну вступила Румыния, однако уже к декабрю она была разгромлена. В феврале 1917 года в России произошла революция. Как теперь воевать, а главное за кого, за что?

2 марта 1917 года Русский Государь подписал отречение за себя и за сына, или, по некоторым источникам, отречение было подделано. Не будем спорить, правда это или нет — на эту тему уже предостаточно написано, коснемся в первую очередь последствий, которые сложились в армии. И начнём с Высшего командования. Большую часть 1916 года либеральная интеллигенция, “светлые” умы России, склоняла Высший Генералитет Русской Армии поддержать революцию. В основе своей им это получилось: Алексеева удалось убедить поддержать зачинщиков, скорее всего ложью и невнятными обещаниями об улучшении ситуации на фронте и в тылу. Брусилов, имевший обиду на Царя из-за давних причин (вспомните Галицийскую Битву 1914 года, в которой Рузский получил орден Святого Георгия 2-й степени за взятия пустого Львова сугубо благодаря действиям 8-ой армии Брусилова), тоже поддержал революцию. Николай Николаевич, дядя Государя Императора, несмотря на фамилию, и он поддержал зачинщиков. Большинство из них вырыли себе глубокую яму, хоть все они так или иначе успели побывать Главнокомандующими. Первым высокий пост принял бывший Главком Николай Николаевич. Продержался он недолго — всего несколько дней (впоследствии погиб от рук красных); его сменил генерал Алексеев, вступивший в должность 11 марта и сохранившийся на ней до 21 мая (один из основатель будущего Белого Движения, погиб в бою). Его сменил генерал Брусилов (до середины июля, после служил у красных, единственный умер своей смертью) и Корнилов (до конца августа, один из основателей Белого Движения, погибнет раньше всех), в последствии эту должность на себя возьмет Керенский, затем Духонин, а наконец вообще прапорщик по должности Крыленко, который и подпишет Брестский мир. Не составит труда догадаться, что и основные зачинщики и исполнители революции (Родзянко, Рузский, Милюков, Гучков) не продержались на вновь занимаемых постах, а в случае с Рузским и даже на старом посте более месяца-двух. Стоило ли всё это того?

Перенесемся ниже по иерархии. Солдатская масса революцию приняла с недоумением, некоторая часть преданного Царю офицерства революцию просто не приняла. Основной же удар по армии был нанесен приказом №1, который “демократизировал” её, создавились выборные солдатские комитеты, которых могло быть несколько штук на один полк (это вообще ничем не нормировалось), такие комитеты брали в собственное распоряжение оружие и армейское снаряжение, сами солдаты, руководствуясь решениями таких “комитетов” отказывались идти в атаку, сводя на нет все попытки командования вести войну “до победного конца”.

Развал Русской армии. Братание с противником и митинги.

Приказ был принят 1 марта, то есть за день до отречения Государя. Как мы видим, крах армии начался уже в марте. И быстро дал свои плоды. Столь долго планировавшееся наступление в апреле попросту не состоялось и было перенесено на лето. Только 6 июля начался “2-й Брусиловский Прорыв”. Русские войска быстро прорвали фронт в Галиции, заняли Галич, Станислав. Вышли к Львову и… После довольно таки слабенького германского контрудара начали отходить. 19 июля немцы прорвали фронт в районе расположения 11-й армии, после чего наши войска пустились в бегство: к концу июля была оставлена вся залитая кровью осени 1914 года, лета 1915 и 1916 годов Галиция. Даже город Тернополь, тот самый, который выдержал наступление немцев после столь ужасного прорыва Макензена в мае-июне 1915 года, который устоял в осенних местных схватках того же года, единственный город Центральных Держав, который Россия контролировала на протяжение практически всей войны, почти с самого её начала, оказался в руках противника. Второй раз мы оставили Галицию. Но на этот раз с глубоким позором: за два года до описываемых событий наша доблестная армия осталась практически без артиллерии (снарядный голод), воевала, по сути, в чистом поле с лучшими частями Германии и Австро-Венгрии, но нанесла Макензену такой непоправимый удар, что все планы немцев едва не были сведены на нет! И вот, сейчас, имея полное снарядное обеспечение, даже сверх нормы, имея лучшие укрепления, в которых можно было обороняться месяцами, имея тотальное численное превосходство, имея, наконец, и далеко не первоклассного врага: забитые войной и едва нащупывавшие пульс австрийцы при поддержке полуголодных германцев не шли ни в какое сравнение с лучшими войсками Кайзеровской Армии образца двухлетней давности, пораженная изнутри Россия потерпела самое нелепейшее поражение за всю свою историю. Нет! За всю историю всех войн и всех народов! Наступление, готовившиеся с такой скурплулёзностью, внушающее столь огромные надежды не только в полоумных головах демократов-предателей, но и по всему миру: в истекающем кровью Париже с проблемами в разы худшими тех незначительных причин антирусской революции, в Вашингтоне, только вступившем войну, в Лондоне, тоже немало пострадавшем от действий немцев, особенно в экономическом плане; наступление, которое должно было поднять Россию до небес, спустила её до глубин мирового океана. Русская Армия потеряла всякий престиж и её честь осталась гнить в почве под Галичем и Станисловым. Что тут говорить, столь бесполезная Румынская Армия произвела на немцев большее впечатление, нежели наша 9-я армия, как кажется, на знавшая поражений…

И это только начало. Только первый удар. Следующие несколько ударов были нанесены на севере: немцы захватили Ригу и начали операцию “Альбион” по овладению Моонзундскими островами. Первое событие произошло, когда Главнокомандующим был Корнилов (он стал Главнокомандующим, так как вверенные ему части единственные сумели не впасть в суматоху при разгроме Русских войск в Галиции и были выведены к границе почти в целостности, нанося врагу существенный урон), что имело существенные последствия: основной причиной поражения под Ригой новый Главнокомандующий считал неисполнение его требований в военной сфере, и он был прав. Ведь тот, непонятно кем и зачем составленный документ, дарующий армии “дэмократию”, до сих пор имел юридическую силу. Корнилов принял, на мой взгляд, довольно-таки правильное решение, вести армию не на Берлин, а на Петроград, где сидели главные враги России и всего Русского уже во главе с Керенским. Однако, столь хорошие начинания оказались свернуты: Корниловский мятеж не удался, действия Керенского впоследствии ещё хуже усугубили ситуацию и привели к Октябрьской Революции и более страшным событиям: немцы дошли до Нарвы и Дона, прапорщиком-”главнокомандующим” Крыленко был подписан позорнейший Брестский мир, началась Гражданская Война.

Керенский выступает перед солдатами, 1917 год.

Об итогах этого мира мы поговорим в следующей, последней части обзора Первой Мировой Войны.

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *