В Гражданской войне принято выделять две основные противоборствующие силы — белых и красных, и второстепенные — зеленых, национальные силы различных республик и интервентов. С красными все просто — Рабоче-Крестьянская Красная армия, а с другой стороны помещики, буржуи, попы — белые. Смотрим на 1919 год, на наступление армий Колчака или Деникина и видим под русскими знаменами белые силы численностью в сотни тысяч. Вопрос, неужели все эти 600-700 тысяч или более миллиона солдат и офицеров — помещики и буржуи? Кто состоял в белой армии, кому нужна была сильная Россия? Как реально выглядит социальный портрет белого движения? Разбираемся.

Андрей Ромасюков. «Последний резерв. Бой за Кромы 20 октября 1919 г».

В любом конфликте никогда нельзя упрощать имеющуюся информацию, сводя все к «белому и черному». Ни одна противоборствующая сторона не была однородной по составу. Белая армия, черный барон, которые готовят царский трон, в реальности же его не готовили, и далеко не все в белой армии могли похвастаться дворянскими корнями и поместьями, что уж говорить о крупных суммах капитала. Вспомним тех, кто поднял знамя белой борьбы — Алексеев, Корнилов, Деникин, кто они? Да, они генералы, да, занимавшие высшие должности, но кто они? Алексеев и Деникин — сыновья солдат-крестьян, выслужившихся до офицеров, а это была середина XIX века, крепостное право только собирались отменить в 1861 году. Корнилов в своем обращении прямо указал, что он сын крестьянина-казака. И все это правда, никто из вышеупомянутых людей не был знатного происхождения. Социальные лифты Российской империи в действии, люди сами себя сделали, сами добились своего положения. С другой стороны были и дворяне — Келлер, Юденич, Колчак, Врангель, Дроздовский, Каппель и другие. Стоит отметить, что барон Врангель провел закон о земле, который по своей сути легализовал права крестьян на захваченные земли и на право собственности над ней: «всякое владение землею, независимо от того, на каком праве оно основано, подлежит охране правительственной власти от всякого захвата и насилия. Все земельные угодья остаются во владении обрабатывающих их или пользующихся ими хозяев».

Андрей Ромасюков. «Пропасть». 2015 год.

Что касается основной массы белых воинов? Офицеры, юнкера и кадеты, казаки и кто? Крестьяне и рабочие! Никакая пропаганда не вычеркнет из истории славные страницы борьбы рабочих Ижевска и Воткинска. Что же до состава офицеров? Не секрет, что Первая мировая война сильно увеличила число крестьян, мещан и рабочих в числе офицеров. В.В. Чернавин, служивший в штабе Виленском военном округе, отметил, что в период 1908—1914 гг. «не дворян… было более 75% юнкерского состава». Офицер писал: «Отчётливо помню, что преобладали в этих списках сыновья крестьян и мещан, затем шли сыновья купцов, духовных и т.д. и, наконец, дворяне». Современный историк В.Н. Суряев, изучив данные других историков и архивные документы, приводит такие данные: «В 1910 году общее число офицеров составляло 40 898 человек, из которых 54,7 проц. составляли потомственные дворяне, 24,8 проц. — выходцы из бывших податных сословий, 14 проц. — из потомственных почётных граждан. Из духовного и купеческого сословий происходили соответственно 3,8 проц. и 2,6 проц. офицеров».

В Первую мировую крестьяне и мещане проходили ускоренные курсы в юнкерских училищах, становясь прапорщиками. В дальнейшем они дослуживались до капитанов и полковников. Все это повлияло на то, что к революционным событиям 1917 офицеры в своем большинстве не были ни из помещиков, ни из «буржуев». Стоит только вспомнить генерала Туркула, который происходил из мещан Тирасполя. Помимо этого накануне войны, как и было представлено выше, многие люди простого происхождения поступали в учебные заведения и выходили из них офицерами. Один из ярчайших примеров — сын лесничего Александр Павлович Кутепов, мало того, что один из последних командиров лейб-гвардии Преображенского полка, так еще и один из лидеров белого движения на Юге России и в эмиграции.

Андрей Николаевич Ромасюков. «Жертвоприношение». 2017 год.

Рука об руку в одном ряду в атаку шли и сын крестьянина, и сын рабочего, и сын дворянина, и сын казака, и сын священника. Напоминает Смуту 1612 года, когда все сословия Русского государства в одной единой силе — русском ополчении освободили столицу нашей Родины Москву от польско-литовских захватчиков. Так и в роковые годы Гражданской войны в рядах белых армий сражались все представители русской земли. Нужно быть недалеким человеком, чтобы игнорировать данный факт, нужно элементарно не уметь считать, чтобы не понять, что не могло быть сотен тысяч дворян или буржуев-капиталистов с винтовками в руках, идущими освобождать Москву и Петербург. Именно то, что в русском человеке есть понимание важности Отечества, преданность Родине и умение жертвовать собой ради общих целей, любовь к исторической традиции и преемственность поколений, и определили такую продолжительность и ожесточенность Гражданской войны в России. Шел брат на брата, отец на сына, сын на отца. Единственное только, что отличало противоборствующих, так это то, что белые шли за великую многовековую Россию, лидеры их отстаивали русские национальные интересы, а красные шли за надежду получить землю, за надежды на будущий рай на земле в виде социалистического государства. Единственное только, что во главе советского государства стояли люди, которым важнее России всегда были их марксистские теории и невероятный по своим последствиям и жертвам эксперимент века.

Андрей Николаевич Ромасюков. «Прощание с Родиной».

«Если бы в этот трагический момент нашей истории не нашлось среди русского народа людей, готовых восстать против безумия и преступления большевицкой власти и принести свою кровь и жизнь за разрушаемую родину, — это был бы не народ, а навоз для удобрения беспредельных полей старого континента, обреченных на колонизацию пришельцев с Запада и Востока. К счастью, мы принадлежим к замученному, но великому народу» — Антон Иванович Деникин.

Рубрики: Статьи

0 комментариев

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *